Убийства без доказательств

Статья в 360TV

Адвокат Калинов: шансов на пересмотр дела копейского маньяка без новых обстоятельств нет.
Мать копейского маньяка, которого 18 лет назад приговорили к принудительному лечению за шесть убийств, требует пересмотра дела. Женщина уверена, что ее сына подставили — доказательства вызывали вопросы. Но шансов на возобновление расследования почти нет, потому что никаких новых фактов по делу почти 20-летней давности не появилось.

Дело «копейского душителя» прогремело на всю Россию в начале нулевых. В 2002 и 2003 году в Копейске в Челябинской области произошло шесть убийств. Во всех случаях жертвами были женщины и девушки, преступник душил их, а затем совершал насильственные действия сексуального характера с помощью рук или других предметов. Находили трупы с задранной одеждой и стянутым нижним бельем.

Маньяк орудовал в ночное время и в безлюдных местах, так что свидетелей ни в одном из случаев не было. Поймать «копейского душителя» удалось случайно. К моменту шестого убийства в городе уже ввели комендантский час, жители были очень обеспокоены появлением маньяка и даже создали дружины, чтобы патрулировать улицы в темное время суток.

В день последнего убийства, 18 сентября 2003 года, местный житель услышал женские крики и вызвал полицию. В кустах неподалеку нашли труп женщины, а рядом с ним был человек. При виде правоохранителей он побежал, но его удалось поймать. Первым и единственным подозреваемым стал именно он — 30-летний Вячеслав Яиков.

На месте убийства последней жертвы «копейского душителя» нашли единственную, как рассказала изданию Znak.com мать Яикова, серьезную улику — кассету с его отпечатком пальца. При себе у подозреваемого был плеер.

Маньяк с олигофренией

Обвинение строилось именно на том, что Яикова застали на месте преступления и он побежал. Позднее он признался во всех убийствах, но мать уверена, что на него оказывали давление. Дело в том, что у Вячеслава Яикова с детства было серьезное психическое расстройство — олигофрения. По словам матери осужденного, из-за этого он очень внушаем, но совершить преступления не мог, так как никогда не был агрессивным.

По данным характеристики, которую цитирует Znak.com, в 1992 году Яиков проходил лечение в психиатрической больнице, так как выносил из дома вещи, проявлял агрессию к матери. А в школе его якобы описывали как неуравновешенного и вспыльчивого.

То, что он побежал, когда увидел полицейских, мать объяснила прошлым негативным опытом: еще до переезда в Копейск его поймали на распространении героина. Тогда, по ее словам, Яикова убедил заняться этим друг и сам подставил, а полицейские выбивали из него показания.

Вопросы к следствию

В Копейске эта история, по мнению матери, повторилась. «Когда я приходила к нему в СИЗО, он выходил и плакал, говорил, что ему рассказывали, что нужно говорить, угрожали, что у меня проблемы будут, а у него, кроме меня, никого нет», — рассказала она.

Как написал Znak.com, на видеозаписях следственных экспериментов были отрывки, где подозреваемый плакал и не мог найти место преступления, а оперативные работники просили его успокоиться и «вспомнить, о чем с ним говорили вчера». Бывший следователь объяснял это болезнью Яикова.

«Если просматривать видео с проверки показаний на месте, то можно заметить, что иногда кажется, что Слава ведет нас куда-то совсем не туда, где нашли тело той или иной жертвы. Мы думали: как так? Но в итоге окольными путями он всегда выходил на место обнаружения тела», — рассказывал он.

В постановлении Челябинского областного суда, который вынес Яикову приговор, его виновность, по данным Znak.com, подтверждена только его собственными показаниями, протоколами явок с повинной и проверки его слов на местах преступлений.

Также, по информации издания, суд выделил результаты криминалистической экспертизы, в которой утверждалось, что на одежде потерпевших были микрочастицы джинсовой ткани, а Яикова задержали именно в джинсах. Проверить, принадлежали ли эти частицы конкретным брюкам, было нельзя.

«Да, кассета с отпечатком фактически единственное объективное вещественное доказательство. Но то, как Яиков описывал совершенное, с подробностями, которые никогда не придумать, а также тот факт, что его задержали на месте убийства, однозначно говорило, что все убийства совершил он», — признавался бывший следователь по этому делу.

Без шанса на освобождение

По словам адвоката по уголовным делам с опытом работы в прокуратуре Максима Калинова, для обвинения человека в преступлении достаточно его признания — дальнейшие отказы почти не имеют значения.

«Суд рассуждает так: подозреваемый дал показания в присутствии адвоката, подпись есть — от этих показаний уже не отойдешь. По практике никто не будет разбираться», — объяснил он.

Причем суд, уверен Калинов, зачастую не разбирается в обстоятельствах дела, а просто принимает факты, предложенные обвинением.

«Но известно, что следствие иной раз данные фальсифицирует, чтобы просто дело направить в суд, потому что палочная система как была, так и сохраняется», — добавил он.

Шанс на пересмотр судебного решения появляется только в том случае, если в деле появляются вновь открывшиеся обстоятельства, например новый свидетель или подозреваемый. Если ничего этого нет, то нет и оснований для пересмотра приговора, объяснил Максим Калинов.

При этом даже если по какой-то причине дело все же решат возобновить и докажут, что Яиков был ошибочно осужден, его вряд ли выпустят из лечебницы, уверен адвокат.

«В его случае была проведена экспертиза, которая установила, что он нуждается в применении мер медицинского характера, что из-за своего заболевания он представляет угрозу для общества. Его освободят только в том случае, если врачебная комиссия признает, что он не представляет опасности», — заключил он.

Заказать звонок
+
Жду звонка!